© 2019 Olga Prokofeva / Ольга Прокофьева 

Авторские права защищены. Копирование текстов, фотографий и других материалов возможно только с указанием активной ссылки на источник.

    • Facebook Социальной Иконка
    • Instagram Social Icon
    • Facebook Social Icon

    Зарисовка званого обеденного стола

    30/01/2018

    «За полчаса до обеда, в гостиной, на круглом столе, перед диваном, поставили водку и закуску. Гости усердно занялись этою увертюрою обеда. Между шестью графинами с очищенным (см. прим.), желудочной, допелькюмелем, тминной, джином и киршвассером стояли две бутылки старого хереса и почтенного портвейна. Балык, сардины, швейцарский сыр, который проливал ароматные слезы, редис и копченая медвежина составляли закуску. Le premier coup, как говорят французы, был пропущен.

     

    Пробило четыре часа, и мы отправились в залу. Как приятно видеть хорошо сервированный стол! Белоснежная скатерть покрывает его во всю длину; симметрически расставленные куверты покрыты в виде треугольных шляп легко накрахмаленными салфетками; ложки, ножи и вилки блестят перед каждым прибором, маленькие вызолоченные солонки, обставленные стаканом и бокалом, через прибор на серебряных поддонках стояли бутылки подогретого лафиту и холодного сотерна; длина пробок и цвет вина заранее говорят об его достоинстве. Между этими благородными произведениями Бордо перемешаны и вина счастливой Бургундии, – вот темное нюи, светлое шамбертен, а вот и добрый друг кло де вужо. Для любителей капитальных напитков здесь находится дреймадера, херес и портвейн в своем двойственном виде. Не забыта также и грациозная бутылка старого Иоганисберга.

     

    В середине стола огромная ваза со льдом холодит две бутылки редереру, и, вероятно, у хозяина приготовлено еще этого нектара Шампаньи. По обе стороны вазы во всю длину стола расставлены корзины из разноцветного хрусталя с фруктами, фарфоровые вазы с букетами цветов и горки из серебра и тисненого хрусталя с конфетами, сейчас только вышедшими из мастерской Дубле или Файе. Bсе это празднично, торжественно; все это, поражая взоры счастливца, приглашенного к обеду, сулит ему невыразимое наслаждение.

    Гости в молчании садятся за трапезу. Первое кушанье уже говорит вам об искусстве повара. Суппюре из ершей с налимьими молоками превосходен... Даже жирная кулебяка, вкусная до того, что, кажется, сама тает во рту, не может затмить его. Но вот является второе блюдо – это индейка с трюфелями, это прославленная гастрономами всех частей света d’indou truffe. Какой аромат! – он в состоянии разбудить даже сонного.

     

    После этого поистине знаменитого блюда подали осетрину a` la Richelieu, этот красный сладковатый соус прекрасно гармонировал с остротою каперсов и оливок. Соте из цыплят с шампиньонами и гребешками и спаржа шесть на фунт были достойными представителями отделения соусов. Перед цыплятами раскупорили первую бутылку шампанского, и гости занялись игрою искрометного Ai. Снова налитые бокалы еще пенились через край, как подали жареного фазана, этого аристократа дичины.

     

    Обед был превосходный, и я, услаждаясь квисой фазана, размышлял, какое пирожное достойно заключить его. Но вот тарелки переменены, и официант подает – окорок ветчины… Я в недоумении взглянул на Ивана Ивановича, – он, хитро улыбаясь, смотрел на меня.

     

    – Нет, думал я, слуга покорный! – после жареного фазана ветчину!.. ешь, кто хочет другой, а я до нее не дотронусь, будь это хоть истинное произведение Вестфалии. Верно вы, батюшка, сошли с ума, что вздумали такою вещью попотчевать в заключение вашего обеда.

     

    Но вообразите мое удивление: когда мне поднесли эту ветчину, то я увидел, что это совсем не ветчина, не соленая свинина, а пирожное, и превосходнейшее пирожное. Вот видите ли, в чем дело? – Эта ветчина была ветчина бисквит. Повар взял три бисквитные розовые лепешки, вырезал их формою окорока, положил друг на друга, переслоил киевским вареньем из клубники, потом выложил флер д’оранжевого бланманже, которое превосходно обманывало глаз, заменяя жир окорока, и в заключение вместо кожи на этом бланманже была сделана глазировка из сахара и шоколада. Все это составило такое лакомое блюдо, от которого и сам Лукулл не отказался бы даже после своего обеда. После десерта, после последней рюмочки настоящего итальянского мараскино, которая составляла le dernier coup, мы перешли снова в гостиную, где нас ожидал кофе.»

     

    Москва за столом. Журнал Москвитянин. Москва, 1856. 

     

    Примечание:
    Очищенная, желудочная, тминная - сорта водки. Подробнее про сорта водки в XIX веке.
    Киршвассер -   вишневка, водка из черной вишни/черешни вместе с косточками.
    Допелькюмель - сорт сладкой анисовой водки.
    Le premier coup - фр. "первый выстрел".
    Куверт - набор столовых приборов для одного человека.
    Лафит - французское красное вино бордоского типа из округа Медок.
    Сотерн - французское белое десертное вино из региона Сотерн.
    Дреймадера (дрей- мадера) - несладкая сухая мадера.
    Бутылка старого Иоганисберга - сорт белого вина из долины Рейна.

    Редерер - производитель (здесь сорт) шампанского вина из Реймса, Франции.
    Ai (Аи) — собирательное название французских шампанских вин из винодельческого центра Аи. Были очень популярны в России в XIX веке.
    Квисо фазана - это окорочка фазана.
    Киевское варенье - так в старину называли цукаты.
    Флер д’оранжевое бланманже -  Флер д’оранж - фр. fleur d'orange - "цветок апельсина/померанец". Бланманже - холодный желеобразный десерт. Здесь бланманже с соком померанца.
    Мараскино- бесцветный сухой ликер с миндальным привкусом из мараскиновой вишни.
    Le  dernier coup - фр. "последний выстрел".

     

     

    Share on Facebook
    Share on Twitter
    Please reload

    В этом разделе публикуются статьи автора про старинный быт, традиции, предметы быта, а так же выдержки из старинных документов, писем, книг и просто интересные факты из биографий известных и малоизвестных частных и государственных лиц прошлых лет.

     ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ: 
    Please reload

    ПОИСК ПО ТЭГАМ: