© 2019 Olga Prokofeva / Ольга Прокофьева 

Авторские права защищены. Копирование текстов, фотографий и других материалов возможно только с указанием активной ссылки на источник.

    • Facebook Социальной Иконка
    • Instagram Social Icon
    • Facebook Social Icon

    Бал жертв

    11/10/2017

    Сегодня я хотела бы рассказать про удивительное явление в истории Франции, как "Бал жертв". Революция подобно лавине сносит все: трон, церкви, традиции, культуру, нравы, моду, манеры, a после на развалинах, расцветает веселая беспечность от осознания своей способности выжить в годы лихолетья. Это время новой моды, новой культуры, новыx манер с отпечатком только что закончившихся кровавых событий. Такую историческую закономерность не миновала и Франция. Разыгравшаяся Французская буржуазная революция породила большой террор и вскоре начала пожирать не только своих детей, но и отцов. Жизнь обесценилась! Никто не знал будет ли он жив через день, неделю, месяц... Все изменилось в результате переворота 9 термидора II года (27 июля 1794 года), когда под нож гильотины попали головы лидеров Эпохи Террора, в том числе и Робеспьерa. И вот гильотина наконец-то остановилась и общество захватила страсть к... танцам. В бальных залах, садах, на площадях, даже на кладбищах зазвучали музыкальные инструменты, приглашая уцелевших на танец.


    Наследникам казненных аристократов возвращалось конфискованное имущество. И вот, уже в возвращенных имениях возродились светские балы, но с отпечатком только-что завершившихся печальных событий -  "Балы жертв" (Bals des victimes). На такой бал приглашались лишь те, чьи родственники были отправлены на эшафот Конвентом или Парижской общиной. Участники "Бала жертв" выражали горе по погибшим родственникам по своему - через одежду, танец, флирт.

     

    Одежда дам была похожа на те последние платья белого цвета, которые одевали их матери, сестры, тети, бабушки отправляясь на эшафот. Ярко-красные ленты на платьях символизировали кровь. Модная прическа - это коротко остриженные волосы, вровень с шеей, в историю такая прическа вошла как "à la Titus". На шее многих модниц красовалась "бархaтка" из тонкой шелковой ленты кроваво-красного цвета или плотно прилигающие к шее коралловые бусы, напоминая о кровавом следе гильотинного ножа. В моде были красные шали, как напоминание о том красном платке наброшенном палачом на плечи Шарлотты Корде.

                       На портрете кисти Луи-Леопольд Буальи мадам Арно изображена с прической "à la Titus"

     

    Мужчины были одеты во фраки с откинутым воротником, оголяющим шею, незастегнутую до конца рубашку, и с коротко остриженными волосами. У многих щеголей того времени даже количество пуговиц на фраках соответствовалo количеству прожитых лет малолетнего узника Тампля, а ворот черного цвета был знаком траура по казненному королю. Даже манеры должны были напоминать о недавнем терроре. Так, приглашая на танец даму или отведя ее на место, кавалер должен был поклониться по-особому, сделав резкое и быстрое движение головой, будто его голову схватил палач, чтоб положить на плаху. А во время танца танцующие так мотали головой, как будто она вот-вот скатится с плеч. Очень ярко нравы "Бала жертв" описал А.Дюма-отца в своем романе "Женщина с бархаткой на шее": "— Довольно! Довольно! — говорил Гофман. Но танец продолжался, Гофман дошел уже до галлюцинации, и в его мозгу смешались два самых сильных впечатления сегодняшнего дня: воспоминание о площади Революции сливалось с тем, что происходило на сцене, так что Гофману казалось, будто он видит то г-жу Дюбарри, бледную, с отрубленной головой, танцующую вместо Арсены, то как танцующая Арсена подходит к подножию гильотины, к палачам. В лихорадочно работавшем воображении молодого человека смешивались цветы и кровь, танец и агония, жизнь и смерть."

     

    Вскоре "Балы жертв", благодаря избранному обществу, приобрели большую популярность. И вот уже дамы начинают соперничать между собой роскошью туалетов и украшений. На этих балах впервые появились белые, прозрачные газовые и батистовые античные платья-туники обшитые цветным меандром (греческий орнамент), обувь в виде древне-греческих котурн (сандалии c лентами вокруг ног), сумочки "ридикюль". На этих балах блистали  мадемуазель Ланж, Жермен де Сталь, Жюли Рекамье, Фортюне Гамелен и будущая императрица Франции Жозефина Богарне. Это время, которое породило модников и модниц, вошедших в историю моды, как les Incroyables et Merveilleuses (Инкруаябли и мервейёзы), что в переводе на русский язык "невероятные и великолепные".

     

    Хотя, кто знает, а может этого всего и не было? Ведь многие современные историки уверены, что балы жертв - это всего лишь красивая легенда, плод фантазий писателей более позднего времени, например А.Дюма. Пожалуй, словами героя романа "Женщина с бархаткой на шее" А.Дюма я и закончу.

                          "Пустите меня! Пустите меня, я не могу больше здесь оставаться!"

     

    Share on Facebook
    Share on Twitter
    Please reload

    В этом разделе публикуются статьи автора про старинный быт, традиции, предметы быта, а так же выдержки из старинных документов, писем, книг и просто интересные факты из биографий известных и малоизвестных частных и государственных лиц прошлых лет.

     ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ: 
    Please reload

    ПОИСК ПО ТЭГАМ: