© 2019 Olga Prokofeva / Ольга Прокофьева 

Авторские права защищены. Копирование текстов, фотографий и других материалов возможно только с указанием активной ссылки на источник.

    • Facebook Социальной Иконка
    • Instagram Social Icon
    • Facebook Social Icon

    Аромат Пасхальной ночи...

    18/04/2019

    Хотите почувствовать аромат Пасхи? Кто, как не парфюмер, может подробно описать запахи? Предлагаю Вашему вниманию воспоминания известного в мире парфюмера, но, увы, малоизвестного в России, Константина Михайловича Веригина (1899-1982). Он происходил из старинного русского дворянского рода Веригиных. В эмиграции работал парфюмером в Chanel, Ernest Beaux, Bourjois и тд. В его послужном списке такие знаменитые ароматы, как Soir de Paris (1928), Bois des Îles (1929), Cuir de Russie (1935), Mais Oui (1938), Ramage (1951), Glamour (1953)... Константин Михайлович был одним из лучших парфюмеров своего времени и его имя по праву вписано в мировую историю парфюмерии. В 1965 году он издал свою книгу воспоминаний "Souvenirs et parfums: mémoires d'un parfumeur". Но лишь в 1996 году дочь Веригина, Ирина Константиновна, смогла издать книгу отца в России, правда ограниченным тиражом. Только вдумайтесь, после выхода книга сразу же стала библиографической редкостью!

     

    Итак, мы в Российской Империи...Крым...Ялта...Пасхальная ночь 1915 года...

     

    "Среди целого ряда лет особенно запомнилась мне пасхальная ночь 1915 года. Погода стояла чудная, и вся Ялта утопала в цветах. В церкви были мы с матерью все трое, а рядом с нами стояли и наши кузены с тетей. Мы ехали разговляться к ним. Еще в экипажах мы обменивались маленькими подарками, наполнявшими наши карманы. Как радовали нас эти подарки! Не успевали экипажи подкатить к подъезду по мелкому песку аллеи, как входные двери распахивались и верный дворецкий, два лакея и старшая горничная тети выходили встретить нас и помочь выйти из колясок. Мы христосовались со всеми. Все это были люди, знавшие нас с самого рождения и которых мы любили как родных.

     

    Из большой прихожей переходили мы в залу. Все лампы на стенах и центральная люстра заливали нас светом. На всех столах стояли букеты цветов. Запахи роз, ландышей, сирени, фиалок, гиацинтов сливались в чудесный аккорд. Но из столовой лились другие волны ароматов, которые казались нам крепче, громче, стремительнее запахов весенних цветов. И мы не задерживались в зале — нас притягивал пасхальный стол. Столовая была такой же длины, как и зала, но значительно уже ее. Огромный стол был заставлен множеством яств. Казалось, все, что мы любим, находилось на нем. И подавалось все так красиво, средь гербового серебра, граненого хрусталя и цветов, что было даже жаль нарушить это великолепие, приступая к еде. И как все это пахло! Повар тети был настоящим виртуозом. Все приготовленное им было не только отменно вкусным, но и безукоризненно представлено. Для пасхального же стола заготовлено было такое количество блюд, что и попробовать все было невозможно. Успокаивало лишь сознание того, что стол оставался накрытым целую неделю и что за это время можно было узнать вкус всего.

     

    Посреди стола возвышался огромный кулич-баба с сахарным барашком и хорувью над ним. С обеих сторон от кулича блестели груды веселых яиц всех оттенков и красок. На углах стола стояли куличи поменьше и четыре творожные пасхи — заварная, сырная, шоколадная и фисташковая, чудесного светло-зеленого цвета. Куличи были и домашние, очень сдобные и вкусные, и заказные — легкие, шафрановые. Тут же были выставлены два окорока, украшенные глянцевой бумагой, и множество мясных и рыбных блюд. Помню цельного молочного поросенка, окорок телятины, индюшку, пулярду; помню дичь в брусничном варенье; помню заливную рыбу, и осетрину, и семгу, и балык осетровый и белорыбий, и тут же копченый сиг — величайшее достижение русской кулинарии. Помню блюда с паюсной и зернистой икрой, окруженной прозрачным льдом. Были и обычные закуски: грибы, огурцы, редиска, сардины, фуа-гра. В двух местах стола возвышались высокие хрустальные вазы на серебряных подставках, полные редких для сезона фруктов, и другие вазы, поменьше, с шоколадными конфетами, пастилой, тянучками, мармеладом, изюмом, орехами и миндалем. На двух же концах стола, чередуясь между блюдами, стояли бутылки и граненые графины с разноцветными винами. Сколько было одних водок, настоек: польская старка, белая, рябиновая, перцовка, лимонная, зубровка и настоянная на душистых почках черной смородины!.. Для дам же были более легкие вина: мадера, херес, портвейн, шато-д'икем и старый барсак. И благородные бургундские вина для любителей-знатоков.

     


    Что за незабываемый пасхальный аромат поднимался от такого стола! Был он и легким, весенним, словно пронзенным сиренью, и таким вкусным, съедобным, щекочущим ноздри. Ванильный дух куличей и свежесть сырных пасок ярко выделялись на басовом фоне мясных блюд и более высоких тонах рыбных запахов. И что-то детское чувствовалось в аромате шоколада и сладостей; диссонансом взлетала вверх благоуханность свежего ананаса. От водок же и вин поднимался легкий хмель, особенно подчеркивающий каждое блюдо. И во все это вливались аромат весенних цветов, и духи дам, и дыханье нашей молодости.
    От непривычно бессонной ночи, усталости, еды начинала кружиться голова. Ночь проходила, наступал ясный рассвет, и ты казался себе переполненным светлым блаженством, когда голова касалась наконец белой и свежей подушки."

     

    К.М. Веригин. Благоуханность. Воспоминания парфюмера. Издательство "Клеограф": Москва, 1996

     

    Иллюстрации:
    1. Иллюстрированная Россiя, 1928  Апрель  Выпуск № 15 
    2. Н.П. Богданов-Бельский. В день Пасхи. 1916. Холст, масло. Частная коллекция.
    Картина была продана на аукционе Сhristies в Лондоне 30 ноября 2015 (лот 28) за GBP 86,500

     

    Справка: Константин Михайлович Веригин
    Дата рождения: 25 января (старый стиль) 1899, Санкт-Петербург, Российская империя
    Дата смерти: 22 декабрь 1982, Париж, Франция
    Род деятельности: парфюмер
    Имя матери: Домна Алексеевна Мосальская (1872-1960) – солистка петербургского хора Шишкина
    Имя отца:  Михаил Константинович Веригин (1870-1911) 
    Имя супруги: Софья Константиновна Шабельская (1933-1982) 
    Дети: 2

    Share on Facebook
    Share on Twitter
    Please reload

    В этом разделе публикуются статьи автора про старинный быт, традиции, предметы быта, а так же выдержки из старинных документов, писем, книг и просто интересные факты из биографий известных и малоизвестных частных и государственных лиц прошлых лет.

     ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ: 
    Please reload

    ПОИСК ПО ТЭГАМ: